1. Армяно-азербайджанский конфликт, в особенности события, последовавшие перемирию (с 1994-го года по сей день), ясно показывают, что до тех пор, пока у Азербайджана есть достаточно потенциала, чтобы игнорировать свое поражение в войне и его последствия, и в его интересах продолжать войну, то теми или иными боевыми действиями она все равно будет продолжаться.

Теоретически победить Азербайджан можно или ещё одной победой в широкомасштабной войне, или, что более предпочтительно, совершенствованием экономических, политических, военных и других средств системного сдерживания, благодаря чему любое посягательство в отношении армянской стороны настолько дорого обойдется Азербайджану и будет нецелесообразным (“неоправдывающим затраты”), что заставит его воздержаться от подобных действий.

Нужно иметь в виду, что армяно-азербайджанский конфликт носит тотальный характер, как например, соперничество СССР-Запад в годы Холодной войны. И как показал данный исторический опыт, при тотальных конфликтах победить можно только путем достижения комплексного преимущества над противником в самых различных сферах. Проще говоря, единственный путь для минимизации военных действий и потерь, предотвращения широкомасштабной войны и достижения длительного мира путем сдерживания Азербайджана – это последовательное и всестороннее развитие и усиление Армении как государства.

2. Что касается пресловутой версии “отдать земли, жить спокойно”, предлагаемой в качестве решения вопроса и установления мира, а также территориального составляющего переговорных предложений, то они в корне исключают установление мира с Азербайджаном и дальнейшее развитие Армении по нижеперечисленным причинам:

  • Любые уступки с армянской стороны агрессивное государство Азербайджан, предъявляющее претензии в отношении всей территории РА на уровне президента, воспримет не как жест доброй воли, направленный на установление мира, а признак слабости и удобный повод для развёртывания новых военных действий. 
  • В случае ослабления Армении, что неизбежно в результате уступок, Азербайджан и вовсе перестанет соблюдать обязательства, принятые перед международным сообществом, как и сегодня не уважает документы о перемирии, подписанные в 1994-1995 гг.
  • При таких обстоятельствах потеря территорий, находящихся вне пределов бывшей НКАО и освобождённых в 1992-1994 гг., для армянской стороны будет означать, что граница с Азербайджаном увеличивается на более чем 100 километров, для защиты которой потребуется в несколько сот раз больше военнослужащих, вооружения, боеприпасов, военной техники и т. д.
  • Кроме того, потеря вышеупомянутых территорий, имеющих стратегическое значение и сдерживающую военно-географическую роль, облегчит для Азербайджана возобновление боевых действий с новой силой и уже с выгодных позиций.
  • И наконец, немаловажно, что потеря отечественных земель, с 1994-го г. до сегодняшних дней защищённых ценой жертв и лишений со стороны населения Армении и всего государства, особенно потеря путем их “сдачи”, нанесёт тяжелейший морально-нравственный удар армянской стороне, ставя под сомнение смысл борьбы Армении за независимость и перспективу дальнейшего развития страны.

Как в случае некоторых болезней не существуют “чудотворные” таблетки, которые могут “разом” вылечить, и необходимо, например, последовательно вести здоровый образ жизни и следовать режиму питания, так и в этой фазе армяно-азербайджанского конфликта нет “одноразового” рецепта, который позволит быстро поставить конец войне и установить длительный мир.

Среди народа широко распространено заблуждение, якобы что “мы не даем [хорошего] ответа  врагу”, что, конечно, не соответствует действительности. При необходимости армянская сторона может как ответить, так и нанести превентивный удар противнику, сведения о котором в целях сохранения военной тайны или по другим причинам часто не разглашаются. О некоторых таких операциях становится известным впоследствии, когда уже нет задачи секретности, или же – из азербайджанских источников. Ниже приведём примеры ряда карательных и превентивных действий, осуществлённых армянской армией за последние годы.

а. 1 августа 2014 г.  

Утром 31-го июля 2014 г враг, находящийся в засаде между двумя боевыми позициями 7-го оборонитеьного района (“Ехникнер”), напал на армянских военнослужащих, которые двигались в сторону машины, доставляющей хлеб, по всей вероятности имея целью взять в плен наших солдат. Вступив в безоружный бой с врагом, смертью храбрых пали сержант Арарат Ханоян и рядовой Азат Асоян. Рядовой Норайр Камалян был тяжело ранен. На следующий же день, 1-го августа, подразделение особого назначения армянских военных сил ответными действиями в тылу врага уничтожило как минимум 8 военнослужащих.

б․ август 2015 г․  

На восточном направлении линии фронта, в районе Куропаткино, армянская артиллерия нанесла превентивный удар по скоплениям врага, расположенными на второй линии, которые за последние недели достигли больших размеров. По свидетельству азербайджанского военнослужащего, там все было разгромлено: штаб, столовая, было много убитых и раненых.

в․ конец апреля 2016 г․  

Во время артиллерийских столкновений армянская сторона наносила удары по всем огневым средствам противника, в том числе по артиллерийским установкам, расположенными в окрестностях сел, в результате чего по вине азербайджанской стороны не удалось избежать гражданских жертв в пограничных азербайджанских селах.

г․ В середине февраля 2017 г․  армянская артиллерия также наносила удары по азербайджанским противотанковым пушкам Д-44, которые располагались на подступах гражданских населенных пунктов.

Если же абстрагироваться от отдельных примеров, то нужно помнить, что за последние годы большая часть потерь в азербайджанских вооруженных силах – это боевые потерии, которые являются следствием карательных или превентивных действий армянской стороны.

Для этого есть множество причин. Во-первых,  полностью на контрактную службу обычно переходят те страны, которым не грозит непосредственная внешняя агрессия. Например, в ряде европейских стран отказались от обязательной военной службы только после распада СССР и исчезновения реальной советской/русской военной угрозы. А те страны, для которых такая угроза существует, помимо армии должны позаботиться также о многочисленных мобилизационных ресурсах. Именно этой цели и служит обязательная военная служба. Например, Турция и Греция являются членами одного военного блока, но, несмотря на это, рассматривают друг друга как возможный источник агрессии и не отказываются от обязательной военной службы.

Конкретно в случае Армении на пути перехода к такой системе есть как количественные, так и качественные преграды. Во-первых, только контрактный механизм пополнения вооруженных сил в современных демографических и экономических условиях Армении не позволит пополнить все необходимые штаты. Иначе говоря, сколько не повышать социальную, финансовую, аксеологическую заманчивость контрактной службы как государственной работы, в краткосрочной и среднесрочной перспективе невозможно таким путем пополнить тот необходимый человеческий ресурс, который в настоящее время обеспечивает обязательная военная служба.

Во-вторых, невозможно полностью заменить военнослужащих срочной службы техническими устройствами наблюдения или контрактниками, поскольку, являясь воюющей страной, нам необходимо большое количество воюющего и, что немаловажно, всегда боеспособного человеческого ресурса. На передовой линии фронта техническое оборудование может иметь вспомогательную функцию, однако в случае поражения со стороны противника или тем более широкомасштабной войны, они не смогут заменить живую силу.  Вовлечение все новых и новых контрактников позволит уменьшить количество военнослужащих срочной службы, осуществляющих постовую службу, но с другой стороны, будет непозволительно, если через 10 лет, когда старое поколение достигнет непризывного возраста, перед угрозой войны у нас не будет резервных сил с опытом прохождения службы на боевых постах. Например, во время апрельской войны передовая линия быстро пополнилась добровольно явившимся военнообязанными резерва. Было бы невозможно обеспечить такую скорость, если бы эти граждане в свое время не прошли военную службу. Или, например, если в будущем возникнет необходимость формальной или неформальной, частичной или всеобщей мобилизации, то военнослужащие срочной службы, которые в апреле 2016 г. осуществляли постовую службу, будут призваны как более боеспособные и квалифицированные военнослужащие. Можно сказать, что мобилизационный ресурс Армении должен быть не только качественным, но и многочисленным, как можно многочисленным и профессиональным (об этом см. также пункт 19).

Именно по этой причине Армения не может и не откажется от обязательного призыва. И как бы сложно это не звучало с личной точки зрения, очевидным фактом является то, что современные региональные реалии, особенно демографическая ситуация в Армении диктуют подобную политику.

В широком смысле Азербайджан хочет поставить Армению на колени  и победить – шаг за шагом или сразу. Как молодое государство и новоформирующаяся нация -Азербайджан по мере своих сил ведет активную экспансионистскую политику, что сопровождается формированием образа врага  (составляющий неотделимую часть процесса образования нации), в роли которого выступают армяне и Армения. В результате – агрессивная экспансия Азербайджана направляется против Армении.

А в узком, более конкретном смысле, Азербайджан хочет территорию Армении, в первую очередь — Арцах и Сюник.

Ненависть тюркского населения Восточного Закавказья к армянам – явление далеко не тридцатилетней истории. Она возникла исторически вследствие распространения на армянских территориях туркоязычного мусульманского населения, умышленной политики царской России, а также политической социализации туркоязычных мусульман Закавказья при непосредственном вмешательстве Османской империи.

В случае с Азербайджаном мы имеем дело с такой системой, при которой ненависть к армянам и Армении заметна во всех слоях населения. Неслучайно, в 1988 г. на площади Ленина в Баку первые митинги начались именно вокруг карабахского вопроса и скандированием лозунга “смерть армянам”. Уже в эти годы карабахский вопрос для организации “Варлыг” и “Народного фронта Азербайджана” был самым удобным способом воздействия на коммунистические власти страны и завоевания авторитета среди народа. Политические лидеры пользовались тем широким откликом, которые антиармянские настроения создавали вокруг карабахского вопроса, и сами в свою очередь обостряли эти настроения.

Сформировался замкнутый круг, в условиях которого антиармянские настроения азербайджанского народа передаются элите, та в свою очередь поощряет и умножает их. В результате воплощения этой модели сегодня много тех азербайджанцев, которые, даже будучи недовольными режимом Алиева, тем не менее также являются носителями острых антиармянских настроений.

Отсюда и вытекает ответ на вопрос, что даже если на смену режима Алиевых придёт относительно демократическая система, она не сможет не считаться с антиармянскими настроениями народа. В результате – эта система или  продолжит агрессивную политику своих предшественников против армян, или проиграет, уступив свои позиции силам, удовлетворяющим  требованиям населения.

Нет, невозможно! В основе этого полупропагандистского и “эсхатологического” тезиса лежит проецирование армянской действительности первых лет советизации (1920-1921 гг.) на сегодняшние реалии, что является принципиально ошибочным подходом, поскольку Армения тех времен была лишена важнейших атрибутов государственности, в первую очередь – собственной военной силы, благодаря которой она смогла бы предотвратить насильственное присоединение Карабаха к Азербайджану. А нынешняя Республика Армения, как и Россия и Азербайджан, являясь суверенным участником двусторонней и международной политики, обладает собственными интересами, которые включают также безопасность территории Арцаха и его населения, следовательно, примитивные “параллели” между прошлым и настоящим неприемлемы.

Другое дело, что в контексте собственных интересов возможно, что Россия будет заинтересована все более и более приблизить Азербайджан к собственным инициативам или региональным замыслам. В этом случае весьма реалистично, что Азербайджан с “молчаливого согласия” России может напасть на Армению для завоевания Арцаха или его какой-то отдельной части. В этом случае не исключено, что Россия может оказать давление на Армению с целью прекращения войны и “скорейшего примирения” с Азербайджаном. При таком сценарии Армении придется на политико-дипломатическом поле противостоять российским требованиям, а на военном поле – посягательствам Азербайджана. Исход войны в данном случае решится на фоне экономического и военного соотношения между Арменией и Азербайджаном, независимо от вмешательства России, которая так или иначе в какой-то момент перестанет быть только проазербайджанской или проармянской, и начнет склоняться к поддерживанию баланса и дуализму.  

По сути, в 1988-1994 годах именно по этому сценарию развивалась и завершилась армяно-азербайджанская война. Материально-техническая поддержка России, предоставляемая Азербайджану до 1992 г., армянскими военно-дипломатическими усилиями постепенно сбалансировалась. Армения также стала получать оружие и боеприпасы от России и, несмотря на внешнее дипломатическое давление, в том числе и со стороны России, не вводить войска, а после введения – вывести их из “оккупированных” территорий (Кельбаджар, Кубатлы, Физули и т.д.), смогла добиться превосходства над Азербайджаном, победить и своей победой защитить собственные интересы.

Конкретные упущения армянской стороны во время апрельского обострения, а также ошибки, допущенные ранее, которые в эти дни привели к неудачам, неоспоримы. Неоспоримо также то, что на данный момент невозможно выявить все конкретные ошибки и ответственных за них, особенно когда не рассекречены соответствующие государственные документы, в том числе подробности возбужденных уголовных дел.

Несмотря на недостатки, нельзя утверждать, что в целом мы не были готовы к апрельской войне. Если бы мы были не готовы, то не смогли бы в течение считанных часов эффективно организовать защиту передовой линии и объектов стратегического назначения в Арцахе, втягивая на передовую линию  свежие и опытные силы из других воинских объединений, а также  вернуть 3 жизненно важные боевые позиции в районе Талиша и Мартакерта, без которых восстановление перемирия могло быть опасным.  

Единственное смелое утверждение, которое можно сделать на данный момент без должного историографического и военно-научного исследования, заключается в том, что залогом азербайджанского успеха, одновременно являющимся упущением армянскох стороны, был фактор неожиданности. Благодаря этому в ночь на 2-ое апреля азербайджанцам удалось захватить то, что они захватили, дальше уже ничего не смогли, более того, в результате контрнападения армян, как было изложено выше, потеряли ранее захваченные 2 важные позиции.

На данном этапе на основе доступных фактов и документов трудно дать более или менее обоснованный ответ на этот вопрос. Теоретически исчерпывающий ответ могут дать соответствующие документы Генерального штаба Азербайджана, а до тех пор, пока они не рассекречены, все гипотезы будут более или менее обоснованными предположениями.

В экспертных кругах есть предположения, что целью врага на севере были город Мартакерт и Сарсангское водохранилище, на юге – Варанда (Физули) и подступы Гадрута, а в центре – прорыв армянской обороны. Есть гипотеза с более умеренным вариантом, согласно которому на севере целью были Талиш и Матагис, а на юге только высота Варазатумб и прилегающие посты. Исследователи не исключают также “план минимум”, который подразумевает, что первоначальной целью было именно то, что азербайджанцам удалось захватить.

Независимо от подлинности данных предположений, можем констатировать как факт, что операция такого масштаба не могла изначально не иметь “план минимум” и “план максимум”. И, судя по политике Азербайджана как на фронте, так и на уровне политических заявлений на 3-4-ое апреля (попытки добиться психологического преимущества путем применения боевых БПЛА, угрозы ударов по Степанакерту), им не удалось полностью достичь намеченной цели, что было результатом организованных действий армянских сил по трем направлениям. Более того, достигнутое для Азербайджана стало возможным ценой крайне несоразмерных затрат и потерь. О провале планов противника см. также в пункт 10.

В дни боевых действий среди “косвенных” целей азербайджанских вооруженных сил следует особо отметить тот мотив погрома, который имел место в действиях азербайджанских военных преступников на разных участках линии фронта, направленных как против гражданского населения, так и против военнослужащих. Подобные действия, проводимые Азербайджаном на протяжении многих лет, нужно рассматривать как антиармянскую политику шантажа, направленную против населения всей Армении, суть которой сводится к угрозе – “не отдадите Карабах, пожалеете”. При наличии такого врага по ту сторону границы, крайне важно постоянно быть готовым к войне и не идти на неуместные уступки.

Нет, неверно. Нет какого-либо устного и, что еще важнее, письменного и достоверного доказательства: свидетельств, мемуаров, документальных кадров, документов, прямых или косвенных свидетельств, обнаруженных при уничтоженных вражеских военнослужащих, подтверждающего это утверждение.  

Более того, последовательные вложения и колоссальные работы, направленные на создание армии в Азербайджане после 1994 г., позволяют утверждать, что во время апрельской войны террористы и наёмники ИГИЛ со стороны Азербайджана не воевали. Можно сказать, что нынешняя армия Азербайджана – это уже давно не разрозненное формирование 1990-х годов, и невозможно представить, что сегодня Азербайджан позволит существование на своей территории практически неконтролируемой с его стороны вооружённой группировки.

Армянская сторона понесла территориальные потери в южном и северном направлениях арцахского фронта. Потерянные территории на юге — высота Варазатумб (Ляля Иляги или Леле-Тепе) и посты, прилегающие с севера и северо-запада, давали возможность полонстью контролировать азербайджанскую приграничную территорию. С другой стороны, нельзя утверждать, что потеря Варазатумба стала судьбоносно тяжёлым ударом для линии фронта армянской стороны, тем более что высота напротив Варазатумба, находящаяся на одинаковом уровне с ней, принадлежит нам, и ее обеспечение осуществляется объездной дорогой, ненаблюдаемой из захваченного Варазатумба. Армянская сторона продолжает  контролировать также оба фланга, окружающие Варазатумб: одна – вниз к Араксу, другая – в направлении села Горадиз. Кроме того, с вышеупомянутой высоты напротив остаются видимыми азербайджанские посты и близлежащие территории.  

Что касается территориальных потерь Армении в северной – талышской части фронта, то они давали возможность полностью контролировать азербайджанскую приграничную зону, в том числе село Тап-Каракоюнлу. Захватив эти позиции, азербайджанцы смогли устранить вероятную армянскую угрозу, существующую вокруг вышеупомянутого села. Как и в случае с высотой Варазатумб, здесь также не можем утверждать, что эта потеря является для нас судьбоносной. Опасней всего было то, что 2-го апреля, после упорных попыток, азербайджанцам удалось захватить два поста на возвышенностях в северной части этого оборонительного района, через подступы которых проходит дорога к соседним постам и 7-ому оборонительному району (“Ехникнер”). Местность этих позиций также позволяла по противоположному оврагу незаметно проникнуть в армянское село Талыш, что и удалось нескольким азербайджанским военнослужащим. В освобождении этих позиций участвовали как подразделения местной войсковой части, так и силы специального назначения, прибывшие в качестве пополнения из Еревана. 3-го апреля посты уже были освобождены.

Говоря о потере боевых постов в целом следует помнить, что:     

а. армяно-азербайджанская война не закончена, более того, война – это динамичный процесс, следовательно, ни потери, ни завоевания не могут быть “вечными”,

б. основная стратегическая задача армянской стороны– не допустить прорыва фронта или её отдельной части, ибо это приведет к резкому ослаблению позиций Армении как на фронте, так и за столом переговоров и радикальному изменению сегодняшнего статуса-кво в ущерб армянской стороны, что успешно удалось предотвратить в апреле.

Нет. Нет какого-либо устного и, что еще важнее, письменного и достоверного доказательства: свидетельств, мемуаров, документальных кадров, документов, подтверждающего это утверждение. Более того, логика внутриполитических событий армянской действительности в постапрельский и постиюльский период подсказывает, что возникновение и распространение тезисов такого рода различными субъектами и групировками внутри страны преследовали исключительно внутриполитические цели и были обусловлены далеко не желанием выявить и исправить упущения апрельской войны, а надеждой набрать различные дивиденды накануне выборов в НС 2017 г..    

Что касается пропагандистского тезиса о “предательстве руководства и самоотверженности солдат”, то, нисколько не умаляя личного участия и преданности каждого военнослужащего ВС РА в деле обороны Армении, нужно отметить, что принципы деятельности армии как иерархической структуры, наделённой сложным уровнем организационности, напоминают о том, что без надлежащего командирского инструктирования эффективность действий сержантского и рядового состава на поле боя резко уменьшается, иначе говоря, без командования солдаты не смогут переломить ход широкомасштабного боевого действия.

Такие попытки были. 116-ый боевой пост мартакертского оборонительного района всего 40 минут был в руках врага, после чего был освобождён благодаря организованной контратаке. Кроме того, верховное главнокомандование разработало операции по возвращению боевых позиций в Талыше и Джабраиле. Более того, благодаря систематизированным действиям уже 3-го апреля в Талыше удалось вернуть 2 боевых поста (о важности этих постов см. пункт 10). Именно на территории этих постов азербайджанцы оставили десятки трупов военнослужащих специального отряда, фотографии которых распространились в интернете в качестве доказательства азербайджанской агрессии. Однако в целом составление плана контратаки или контрнаступления тщательная работа, требующая много времени, и резко отличается от аналогичных кадров художественных фильмов. И когда 5-го апреля была достигнута устная договоренность о прекращении интенсивного огня, армянская сторона приостановила осуществление этих операций. Почему? См. пункт 13.

Для полноценного осмысления ответа на этот вопрос нужно помнить принципиальную позицию Армении относительно армяно-азербайджанского конфликта. Дело в том, что в отличие от противника, в Армении и руководство, и народ в целом желают мира, и в нашей стране военные и политические лидеры прибегают к военным действиям только в том случае, когда нужно сдерживать противника и на более или менее длительное время сохранять мир. Утром 5-го апреля уже было ясно, что линия фронта стабилизировалась в той конфигурации, какую она приобрела днём 3-го апреля: армянская сторона не успела или не смогла вернуть все потерянные посты в талышском и джабраильском направлении, а Азербайджан не имел желания или возможности продолжать продвижение, особенно, если учесть, что благодаря умелым действиям армянской артиллерии в центральном направлении фронта сорвалась попытка продвижения и/или проникновения танковых подразделений Азербайджана.

Короче говоря, после освобождения жизненно важных боевых постов и стабилизации линии фронта, неизбежные человеческие и материальные потери, которые армянская сторона понесла бы при попытке возвращения остальных потерянных боевых постов, были признаны непозволительными или несоразмерными, и было принято решение идти на восстановление режима перемирия.

В общем счете в промежутке между 2-ым апреля и 16-ым мая 2016 г., когда состоялась встреча президентов Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева, армянская армия понесла 96 боевых потерь.

Нет! Военное ведомство Армении не скрывает человеческие потери в вооружённых силах, и кроме этого, в условиях свободы армянской печати (в том числе и электронной), широкой доступности интернета и тесной социальной взаимосвязи граждан сокрытие человеческих потерь в вооружённых силах даже технически невозможно.

Нет, неверно. В эти дни в операциях по освобождению разных боевых постов погибли 5 армянских военнослужащих: Сасун Мкртчян, Бениамин Егоян, Тигран Абгарян, Владимир Алиханян и Аргишти Габоян. Большая часть остальных военнослужащих погибла во время приостановления вражеского продвижения и оборонительных действий.

В селе Талыш восстановление жилищного фонда и нормальной жизнедеятельности населения возможно, хотя часть близлежащих земель сельскохозяйственного значения в настоящее время может оказаться под азербайджанским прицелом подобно аналогичным землям ряда тавушских сёл, что, тоже на примере ряда тавушских сел, создает необходимость стимулирования и обеспечения альтернативных сельскохозяйственных занятий. Очень важно то, что по этому вопросу в Арцахе принято политическое решение – восстановить Талыш, о чем неоднократно заявлялось в том числе на уровне президента Арцаха.

Полностью ответить на этот вопрос невозможно, учитывая режим военной тайны, следовательно, обнародованию подлежат только факты, уже известные из открытых источников и зафиксированные нашей рабочей группой.

Ниже приведём основные примеры изменений.

а. 4-го апреля правительство Арцаха и АО (Армия Обороны) для координации тыловых и инженерных работ во главе с премьер-министром создали оперативный штаб. Были назначены ответственные за службу продовольственного и вещевого обеспечения оперативного штаба. Был создан специальный банковский счёт, на который могли перечислить средства желающие помочь Арцаху. В течение этих месяцев правительство Арцаха публиковало прозрачные отчёты, из которых было видно, что большая часть пожертвований направляется на нужды армии. Так, 24.3% денежных средств (1,458,724,500 драмов), собранных до 1-го января 2017 года, было направлено на приобретение техники и оборудования военного значения. Согласно правительству Арцаха, системы видеонаблюдения, установленные по всей передовой линии, позволили повысить уровень боезащищенности постов, а также контролировать передвижения противника как на близлежащих, так и отдалённых расстояниях, как в дневное, так и ночное время. О полном отчете можно прочесть здесь и посмотреть здесь, текущие и трехмесячные отчеты – здесь (4-13 апреля 2016 г.), здесь (о материальной поддержке, полученной до 20-го апреля 2016 г.), здесь (трехмесячный – апрель-июль 2016 г.) и здесь (о материальной поддержке, полученной до 28-го декабря 2016 г.).

б․ Благодаря вложениям имеющихся бюджетных средств и собранных пожертвований, в Арцахе была создана современная система управления, контролирования, сообщения, разведывания и видеонаблюдения (Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance and Reconnaissance — C4ISR) (более подробно см. здесь).

в․ По сообщению депутата НС РА 5-го созыва Никола Пашиняна, который по приглашению правительства Арцаха в середине августа 2016 г. посетил Арцах и побывал на передовой линии, вся передовая линия обеспечивается разведывательными средствами так, чтобы ни одна зона фронта не оставалась вне поля зрения системы. Одной из приоритетных задач АО является обеспечение передовой линии альтернативными системами связи, которые будут работать по новому принципу и качеству, к действующим средствам добавляя также самые современные средства радио- и проводной связи. Смысл этого заключается в том, чтобы командир АО имел возможность быстро связаться с каждой из военных точек передовой и иметь прямой разговор без опасности прослушивания со стороны противника. С помощью этой системы вся визуальная информация передовой линии  будет доступна и видима верховному главнокомандованию и генеральному штабу в реальном времени. Во время августовского визита депутата по всей длине передовой уже были проведены сотни километров линий современной связи, а в некоторых постах новые средства связи полностью были приведены в действие.

Следующей важной новостью является то, что по всей передовой линии установлены системы ночного видения. Теперь практически все посты оснащены этими системами. Важно также, что все посты пополнились оружиями с прицелом ночного видения, что даёт возможность зафиксировать и нейтрализовать мишень в ночное время (более подробно см. здесь).    

г․ В конце августа 2016 г. начал действовать новый водопровод, обслуживающий ряд боевых постов одной из частей, расположенной на юге передовой линии (см. здесь).  

д․ По всей границе проведены комплексные инженерные и строительные работы: построение новых траншей, земляных валов, противотанковых рвов и препятствий, оборудование и оснащение огневых точек, обособленных участков, танковых и противотанковых рубежей, а в джабраильской зоне фронта, напротив потерянного Варазатумба, построена новая объездная дорога, невидимая для врага с указанной высоты.

В таких продолжительных военных условиях государство должно  осуществлять стабильное функционирование во всех звеньях и сохранять жизнеспособность. Для этого необходимо, чтобы каждый гражданин на своем месте хорошо знал и выполнял свои обязанности, регулярно выплачивал налоги и по возможности стремился к всестороннему развитию, используя свой умственный и физический потенциал для служения своей семье, работе, и тем самым – развитию государства.

В рамках вопроса о роли населения Армении важнейшей задачей является демографическая проблема, в которой мы явно уступаем Азербайджану. Причем речь идёт не только о разнице военных (людских) ресурсов, но и о населении в целом.

Дело в том, что многие проблемы армянской действительности являются следствием немногочисленности населения.  Многие из отечественных предприятий сферы обслуживания и производства закрываются, потому что нет достаточного количества потребителей. Чиновник-посредственность продолжает оставаться на своей должности, поскольку нет кого-либо лучше, кто может заменить его, а нет замены, потому что плохо действуют инфраструктуры подготовки кадров — наука и образование, в которых также имеется дефицит конкурентоспособных кадров. То есть, в условиях современных демографических ресурсов имеем дело с неразрешимым замкнутым кругом: нет достаточного количества людей, нет конкуренции, нет развития.  

Что касается связи между численностью населения и войной, то увеличение численности в рядах армянских вооружённых сил не приведёт к тому, что “наши дети будут всё больше погибать”, а наоборот, позволит в этом вопросе добиться баланса с Азербайджаном, получив ещё один фактор сдерживания — количественный. При нападении на пост, охраняемый 7-ю военнослужащими, у диверсионной группы шансы на успех велики, чем, например, если на посту вдвое больше людей: тогда шансы значительно меньше. Неслучайно, что в течение всего апреля 2016 г. враг почти не предпринял серьёзных диверсионных попыток, потому что благодаря военнообязанными резерва резко возросла численность защитников постов, сделав нецелесообразным для Азербайджана (см. также пункт 1) стремление добиться успеха таким путём.  

Что касается помощи, которую граждане хотят оказать непосредственно фронту, то отметим, что насколько велики бы не были гнев и соблазн быть полезным прямо на передовой, нужно помнить, что в условиях так называемой “ни войны, ни мира” от общества, в первую очередь, требуется лучше выполнять повседневные обязанности на местах. А если, тем не менее, решаете добровольно отправиться на фронт, то помните, что для этого требуются соответствующие знания, будь то военные, оказания первой помощи или гражданской обороны, которые также нужно получить перед тем, как отправиться на фронт: в тылу, в относительно мирных условиях.

Министерство обороны РА разрабатывает и осуществляет политику правительства в сфере обороны. Концепция “нация-армия” является выразителем новых подходов и принципов оборонительной политики Армении. Как отмечает автор концепции – министр обороны Виген Саргсян: “Нация-армия – это неизмеримо больше, чем национальная армия, поскольку национальная армия служит нации, а нация-армия – это сама нация. Учитывая, что по сравнению с территорией, численностью населения страны наши вооружённые силы непропорционально велики, они не могут дистанцироваться от населения. Не может общество быть изолировано от армии, или армия – закрыться, замкнуться, отдалиться от народа”.

Согласно концепции, каждый, независимо от возраста, пола, возможностей и идеологических особенностей, должен принимать своё участие в формировании нации-армии. Однако это не предполагает милитаризации общества или государства, наоборот, это означает демократизацию армии и её полную интеграцию в общество, экономику, культуру, а также в сферы образования, науки и спорта. По словам Вигена Саргсяна, “нация-армия” означает, что достижения армии должны служить обществу и государству, а все завоевания гражданской жизни – способствовать усилению вооружённых сил страны. Проще говоря, эта концепция предполагает зримую и измеримую вовлечённость каждого гражданина в дело обороны страны и внедрение продуктивных механизмов для достижения этой цели (об этом см. также пункт 19).

Важно отметить, что концепция “нация-армия” возникла не на пустом месте, её отдельные элементы периодически развивались и выдвигались и в прошлом и являются следствием объективной действительности, окружающей Армению. Она подсказывает, что в условиях вражеского окружения и неблагоприятной военно-политической обстановки в регионе мы ещё долго будем ощущать на себе синдром “осаждённой крепости”, что, в свою очередь, означает, что для противостояния этой “осаде” и её победного прорыва необходимо, в первую очередь, добросовестно мобилизовать и продуктивно использовать все имеющиеся внутри страны ресурсы.